История РКО

История и основные этапы создания ракетно-космической обороны


Сформировавшееся в результате многолетних исследований, разработок, дискуссий и опыта понимание сути категории ракетно-космической обороны предполагает наличие увязанных единой логикой и алгоритмами автоматической работы технических средств аппаратурно-программных комплексов и объединенных единым командованием войсковых формирований, предназначенных для решения следующих основных задач:
- информационного обеспечения высшего руководства страны и всех звеньев управления Вооруженными Силами полными, своевременными и достоверными данными о текущем состоянии ракетной и космической обстановки во всем приземном пространстве и, особенно, об ее изменениях, несущих угрозу безопасности страны;
- уменьшения последствий состоявшегося ракетного нападения путем уничтожения атакующих баллистических ракет на траекториях полета;
- обеспечение суверенных прав на беспрепятственное ведение законной космической деятельности и парирование угроз нападения из космоса путем уничтожения несущих такие угрозы космических аппаратов, если иные методы ликвидации угроз не достигли результатов.
Для решения этих задач ракетно-космическая оборона включает в себя автоматически функционирующие по единой логике информационные системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и контроля космического пространства (СККП), а также системы противоракетной (ПРО), организационно объединенные единым командованием космических войск. Необходимость последнего является отражением глубокой объективной реальности, состоящей в том, что перечисленные выше основные и множество дополнительных задач РКО функционально связаны неразрывными связями, и входящие в состав РКО системы взаимодополняют друг друга.
По своим роли и значимости в системе обеспечения безопасности государства силы и средства ракетно-космической обороны занимают особое место, отличное от других составляющих вооруженных сил. Подобно стратегическим ядерным силам они являются не столько средством ведения военных действий, сколько инструментом поддержания стратегической стабильности и обеспечения мира.
Понимание сущности ракетно-космической обороны и формы ее организации сложились в нашей стране не сразу. Путь становления РКО оказался долгим, идеология РКО определилась как результат кропотливых исследований военных и промышленных организаций, жарких и подчас жестких споров и столкновений мнений, успехов и неудач системных проектов и разработок отдельных информационных и поражающих средств.

1. Начало. Экспериментальное доказательство возможности уничтожения баллистических ракет.

В обращении руководства Министерства обороны СССР к Центральному Комитету КПСС и Правительству страны в конце 1953 г. излагалось видение проблемы противоракетной обороны и предлагалось поручить научным и промышленным организациям провести ее детальное исследование и разработать меры борьбы с баллистическими ракетами.
В начале 1955 г. постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР Конструкторскому бюро №1 была задана научно-исследовательская работа по определению возможных путей решения этой проблемы. В том же году исследование удалось завершить. В нем была технически обоснована принципиальная возможность решения поставленной задачи, определены целесообразные состав и архитектура системы противоракетной обороны и предварительные требования к основным ее компонентам - информационным средствам обнаружения целей, стрельбовым комплексам, противоракетным перехватчикам, средствам связи, передачи данных и управления, и другим.
Результаты выполненного исследования незамедлительно рассмотрели, одобрили и уже в начале 1956 г. появилось новое директивное решение о развертывании работ. Для их выполнения в КБ-1 было создано новое специализированное тематическое подразделения – СКБ-30. Научно-техническое руководство работами по проблематике ПРО было возложено на Героя Социалистического труда, члена-корреспондента АН СССР Г.В. Кисунько. Проведенные в 1956 г. проработки привели к принципиальным результатам, из которых следует отметить два важнейших аспекта. Во-первых, выявилась объективная потребность разработки ряда технологий качественно нового уровня по сравнению с достигнутым к тому времени, в том числе: создание средств дальнего (на несколько тысяч километров) обнаружения и точного определения параметров траекторий движения баллистических целей с малой радиолокационной заметностью; создание высокоскоростных противоракет-перехватчиков, способных доставить к цели поражающую боевую часть большой массы (сравнимой с массой боевой части баллистической ракеты) и высокоточных систем управления наведением перехватчика на цель; разработка высокоточных информационных средств стрельбовых комплексов для получения данных о движущихся с большими скоростями целях и перехватчиках, и обеспечения этими данными процесса наведения; создание высокопроизводительных вычислительных средств, обеспечивающих возможность полной автоматизации всех процессов функционирования системы ПРО; разработка скоростных средств передачи огромного потока циркулирующих в системе данных; определение технологии разработки алгоритмов автоматического функционирования средств системы и их программной реализации на ЭВМ.
rko1Долгие годы имело место ошибочное отношение к важнейшей и во многом определяющей конечный успех технологии разработки алгоритмического обеспечения, как к относительно второсортной и простой, что послужило в дальнейшем причиной многих задержек в создании и ПРО, и других компонент РКО. Далеко не сразу была понята значимость и безусловная необходимость широкомасштабного и адекватного моделирования систем и отдельных средств. Вообще оказались упущенными важнейшая для ПРО проблема выделения (селекции) носителей боезарядов из состава баллистической цели и необходимость разработки соответствующих технологий, что в дальнейшем стало причиной жесточайшего кризиса и привело к необходимости переосмысливания всей проблематики ПРО и РКО в целом.
Второй важнейший аспект – это обоснование необходимости широкомасштабного эксперимента путем создания натурной системы ПРО для отработки и опытной проверки предложенных технических принципов и решений.
Разработанные предложения получили поддержку Министерства обороны СССР, руководства военно-промышленного комплекса и политического руководства страны. Уже в конце 1956 г. постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР были заданы разработка и создание экспериментальной системы ПРО, а также создание специального полигона Министерства обороны СССР для размещения системы и проведения испытаний средств и систем ПРО. Место для полигона выбрали в северной части Казахстана с дислокацией центральной площадки на северном берегу оз. Балхаш в районе населенного пункта Сары-Шаган. Под этим именем полигон, получивший статус Государственного научно-исследовательского и испытательного полигона №10, приобрел впоследствии свою известность.
В ходе развернувшихся далее работ сформировалась кооперация основных исполнителей работ.
rko2Адекватные организационные мероприятия проводились и в Министерстве обороны СССР. Под задачи ПРО в ПВО было создано специальное управление которое в дальнейшем выполняло функции Генерального заказчика по всем компонентам РКО. Функции головной военно-научной организации по данной проблематике возлагались на 2-й научно-исследовательский институт Министерства обороны в составе которого образовали специализированные управления по обеспечению военно-научного сопровождения сначала ПРО, а затем и других систем РКО. Для обеспечения испытаний и оценки характеристик средств ПРО был образован специальный научно-исследовательский институт (СНИИ) №45 Министерства обороны СССР. Одновременно начался процесс подготовки офицерских кадров по проблематике РКО в академиях и училищах войск ПВО.
Разработка и создание полигонной системы ПРО проводились в характерные для 50-х годов крайне сжатые сроки. Несмотря на беспрецедентные новизну и сложность задач очень быстро были найдены необходимые технические и конструкторские решения, разработана документация на все средства системы, организовано производство аппаратуры, строительство капитальных сооружений на полигоне, произведен монтаж и настройка аппаратурных комплексов на местах их дислокации.
Каждый из компонентов системы содержал множество оригинальных технических решений. Отметим одно из важнейших - способ высокоточного определения пространственных координат цели и противоракеты радиолокаторами с ограниченными размерами апертуры антенны и, следовательно, с ограниченной точностью измерения угловых координат. Решение проблемы обеспечило создание системы из трех географически разнесенных радиолокаторов с измерением дальности и определением пространственного положения цели по этим трем измерениям с погрешностью порядка единиц метров. Это решение открыло возможность высокоточного наведения противоракеты на цель и прямого попадания в нее.
rko34 марта 1961 г. состоялся первый эксперимент по поражению реальной баллистической ракеты, запущенной с полигона Капустин Яр. Эксперимент оказался полностью успешным. Все звенья экспериментальной системы ПРО автоматически сработали в соответствии с заложенной в них логикой и программно реализованными алгоритмами. Головная часть ракеты была отселектирована от корпуса последней ступени носителя и разрушена боевой частью противоракеты.
Этот, первый в истории, и последующие натурные эксперименты доказали принципиальную реализуемость задачи поражения баллистических целей и возможность создания средств защиты от баллистических ракет.


2. Бурные 60-е годы. Работы по ПРО и зарождение других компонент РКО.

Успешный ход работ по экспериментальной системе стимулировал целый ряд новых технических идей, предложений и организационных мероприятий.
Еще в конце 1959 г., в самый разгар работ по экспериментальной системе, состоялось решение ЦК КПСС и Правительства страны о развертывании работ по созданию системы противоракетной обороны г. Москвы, которое в 1960 и 1961 гг. детализировалось другими директивными документами.
Проект системы, разработанный ОКБ «Вымпел» в широкой кооперации научно-исследовательских, промышленных и военных организаций, в основном, базировался на технических идеях экспериментальной системы с расширением состава средств и улучшением их характеристик.
rko4Для решения задач обнаружения баллистических ракет и целеуказания средствам перехвата предусматривалось поэтапное создание кругового радиолокационного поля дежурных РЛС большой дальности действия (на первом этапе одной двухсекторной РЛС с ориентацией секторов по азимуту в северном и южном направлениях). В качестве базовой выбрали РЛС «Дунай-3» (главный конструктор В. П. Сосульников), экспериментальный образец которой работал в составе полигонной системы. В последующем в составе этого поля была создана вторая двухсекторная РЛС с несколько другим техническим обликом (главный конструктор А. Н. Мусатов).
Для перехвата целей предусматривалось создание восьми стрельбовых комплексов на базе апробированных в экспериментальных системе радиолокаторов точного наведения с зеркальными антеннами и механическим управлением положением луча. Система включала в себя стартовые позиции с противоракетами, базы их хранения и заправки, командно-вычислительный пункт системы для автоматической реализации всех операций ее боевого цикла, широкополосную систему передачи данных для внутрисистемного обмена информацией, которая дополнялась внешней системой передачи данных для приема управляющих воздействий от вышестоящего командования и обмена данными с внешними источниками и потребителями информации.
Система имела и принципиальное отличие от экспериментальной системы. Техническое решение экспериментальной системы являлось непригодным для боевой многоцелевой системы. Требовалось техническое решение, которое обеспечивало бы поражение цели при ограниченной точности определения пространственного положения цели, свойственной однопозиционным радиолокаторам. Единственным таким решением могло стать оснащение противоракеты ядерной боевой частью со значительно большим радиусом поражения по сравнению с осколочной.
rko5В конечном итоге потребовалась разработка противоракеты, которую в кооперации со многими организациями успешно разработало МКБ «Факел».
При этом возникла еще одна принципиальная проблема, а именно, проблема мешающего влияния факторов высотных подрывов ядерной боевой части (ионизация атмосферы, электромагнитный импульс и т.д.) на радиоэлектронные и связные средства как системы ПРО, так и других систем, расположенных в зоне этого влияния.
Для решения этих вопросов и количественной оценки степени влияния ядерных взрывов на средства электронной техники в 1962 - 63 гг. была проведена серия необходимых натурных экспериментов с участием многих войсковых частей, организаций промышленности и Академии наук СССР. В ходе этих экспериментов удалось получить большой объем уникальных данных, на основе которых научными коллективами были созданы методики и модели влияния ядерных взрывов на радиоэлектронные средства, выявлены ограничивающие эффективность функционирования ПРО факторы, разработаны требования к компонентам информационных, связных и огневых систем с позиции их защиты от воздействий высотных подрывов ядерных зарядов. Эксперименты стали источником важнейших научных знаний и явились значимым событием в истории разработки и создания радиационно-стойких отечественных систем вооружения и военной техники.
Разработанный на указанных выше технических принципах проект системы противоракетной обороны г. Москвы А-35 был принят к реализации и на его основе развернулись практические работы по ее созданию. Они включали большой объем капитального строительства объектов в Подмосковье и обеспечивающей их инфраструктуры, разработку и изготовление технологических средств системы, монтаж и настройку аппаратуры, создание программно-алгоритмического обеспечения, разработку методологии и средств имитационных испытаний, стыковку элементов и объектов, настройку системы и, наконец, ее комплексные испытания с предварительными автономными испытаниями отдельных средств. Параллельно с этим требовалось выполнить большой объем испытательных работ на полигоне, включая отработку противоракеты и натурную отработку боевого цикла системы с учетом отличий вновь создаваемой системы от экспериментальной системы. Весь этот громадный по объёму цикл работ планировалось завершить в 1967 году.
На боевое дежурство систему поставили в 1977 году, после ряда этапов модернизации по результатам испытаний.
Наряду с продолжением работ над проблемами ПРО, 60-е годы стали временем зарождения других составляющих РКО. С двумя важными техническими инициативами выступила ЦНИИ «Комета». Совместно с ОКБ им. Лавочкина, специализировавшимся в области создания космических аппаратов, было сформулировано предложение о разработке космической системы раннего обнаружения массового старта межконтинентальных баллистических ракет с территории США. После соответствующих военной и научно-технической экспертиз в конце 1961 г. это предложение закрепили директивным решением, послужившим основанием для создания обширной кооперации и начала проектирования системы, ставшей впоследствии космическим эшелоном комплексной системы предупреждения о космическом нападении. Головной организацией по космической информационной системе в целом стал ЦНИИ «Комета», а по ее космическим аппаратам - ОКБ им. Лавочкина.
rko6Вторым было предложение о разработке противоспутникового оружия. Его техническим содержанием являлась концепция орбитального перехвата искусственных спутников Земли после предварительного определения параметров их орбит с точностью, достаточной для вывода спутника-перехватчика, его маневрирования на орбите перехватываемого спутника и последующего самонаведения для поражения этой цели осколочной боевой частью.
Это предложение после соответствующей экспертизы также приняли к реализации с дополнительным заданием по созданию радиолокационных узлов обнаружения спутников ОС-1 в районе г. Иркутск, и ОС-2 - в районе г. Балхаш, которые в последующем вошли в состав системы предупреждения о ракетном нападении. В целом предложенная система противоспутникового оружия получила название комплекса ИС. Головным разработчиком его, включая командный пункт, стал ЦНИИ «Комета».
Успешные испытания с поражением спутника-мишени подтвердили обоснованность разработанных принципов и научно-технических решений. В результате Вооруженные Силы страны получили средство противокосмической обороны. Комплекс ИС стал первым успешным опытом реализации информационно-поражающих систем с большим географическим разносом их средств и громадной зоной действия. Создание подобной системы не имело прецедента в прошлом.
К середине 60-х годов в военных, научных и промышленных кругах постепенно сформировалось убеждение в необходимости решения проблем раннего обнаружения ракетного нападения и постоянного контроля за состоянием и изменением космической обстановки, которое материализовалось в соответствующие технические предложения.
Проведенные проработки и совместные инициативы генерального заказчика, НИИ-2 Министерства обороны и Радиотехнического института АН СССР привели к принятию в 1967 г. директивного решения о создании радиолокационного комплекса раннего обнаружения (комплекс РО) полета баллистических ракет с северного направления в составе двух радиолокационных узлов на базе РЛС «Днепр» с дислокацией их в районе г.г. Мурманск и Рига, командного пункта комплекса в Подмосковье с функциями анализа и обобщения в автоматическом режиме поступающей от узлов информации, внутрикомплексной системы передачи данных и средств передачи обобщенной информации на пункты управления руководства страны и Вооруженных Сил.
Комплекс РО стал зародышем отечественной системы предупреждения о ракетном нападении. Его создали и испытали в относительно сжатые сроки и уже в августе 1970 г. приняли на вооружение, а вскоре поставили на боевое дежурство.
Тогда же родилось первое боевое войсковое соединение - отдельная дивизия предупреждения о ракетном нападении, преобразованная в процессе наращивания системы ПРН в 3-ю отдельную армию предупреждения о ракетном нападении с образованием на основе ее и войсковых частей и соединений ПРО, ПКО и СККП специального рода войск РКО, подчиненного главнокомандующему войсками противовоздушной обороны страны.
rko7Воплощенными в комплексе РО техническими идеями не исчерпывались все возможности и предложения по получению информации о ракетной обстановке. Все 60-е годы упорно продолжалась разработка высокоорбитальной космической системы обнаружения с помощью пассивной оптической аппаратуры стартующих баллистических ракет на активном участке полета по излучению факелов двигателей ракет. Эта система получила шифр системы УС-К и была принята на вооружение в качестве космического эшелона СПРН.
Ряд научных коллективов, из которых быстро выделился в качестве головного и ответственного по решению этой задачи один из коллективов НИИДАР, выступили с инициативой разработки для обнаружения стартующих баллистических ракет на активном участке их полета загоризонтной РЛС коротковолнового диапазона с использованием многократного отражения излучения на трассе распространения от ионосферы и земной поверхности. В 1965 г. было принято решение о создании сокращенного опытного образца такого радиолокатора и проведении соответствующего комплекса экспериментальных работ. Эта работа, получившая шифр «Дуга», стала в последующем основой для разработки и создания двух дежурных загоризонтных станций системы ПРН.
В 60-е годы произошло и зарождение системы контроля космического пространства, с задачей создания и ведения каталога космических объектов на основе имеющихся наблюдательных средств. Реально такими средствами стали узлы ОС-1 и ОС-2, первоначально созданные для информационного обеспечения комплекса ИС. Впоследствии приняли решение о создании в Подмосковье Центра контроля космического пространства (ЦККП) и его сопряжении с узлами ОС и другими возможными источниками данных о космических объектах.
Особенностью периода 60-х годов являлось то, что работы по проектированию и созданию основных составляющих РКО проводились разрозненно, без сколь-нибудь значимой их увязки друг с другом.


3. Кризис и его разрешение.

К 1968 г. в разработке ПРО вызрела кризисная ситуация. Главным содержанием кризиса стала неосуществимость провал проекта системы территориальной противоракетной обороны «Аврора». Одной из основных причин провала проекта являлось то, что он отстал от реальности в самом главном – исходном представлении о средствах нападения вероятного противника. Подобно системе А-35, система «Аврора» проектировалась в расчете на оснащение баллистических ракет противника моноблочными головными частями без применения специальных средств противодействия информационным и огневым средствам ПРО.
Неудача проекта «Аврора» обусловила необходимость кардинального пересмотра идеологических, научно-технических и организационных концепций дальнейших работ как по частной проблеме ПРО, так и по проблеме РКО в целом.
Сразу после заключения комиссии по проекту «Аврора» в головном предприятии по проблеме ПРО ОКБ «Вымпел» на базе ряда его технических и научных подразделений был образован Научно-тематический центр (НТЦ) с задачами разработки основополагающих вопросов и научно-технической идеологии дальнейших работ. На должность начальника НТЦ назначили одного из ведущих разработчиков КБ-1, заместителя А. А. Расплетина, Героя Социалистического труда А. Г. Басистова, который впоследствии долгие годы осуществлял научно-техническое руководство работами в области ПРО в качестве главного конструктора системы А-135 и генерального конструктора НИИРП. Заместителем начальника НТЦ по научной работе стал один из ведущих ученых ОКБ «Вымпел» В. Г. Репин, который впоследствии стал научно-техническим руководителем работ по ПРН и ККП и главным конструктором систем ПРН и ККП и за выдающиеся достижения по созданию оборонной техники был удостоен звания Героя Социалистического труда.
В Министерство радиопромышленности новым заместителем министра, ответственным за создание компонент РКО, назначили работавшего до этого времени директором НИИДАР В. И. Маркова, в прошлом одного из ведущих заместителей А. А. Расплетина. Он получил широкие полномочия для подготовки и последующей реализации организационных мероприятий. Это назначение и последующая деятельность В. И. Маркова по организационному руководству работами в области РКО, несмотря на их неоднозначное восприятие разными людьми, в целом, безусловно, имели громадное положительное значение для достижения выдающихся успехов 70-х годов.
К разработке концептуальных вопросов наряду с НТЦ ОКБ «Вымпел» были привлекались многие коллективы военных и гражданских организаций и отдельные специалисты. Эту напряженную работу подытожили в конце 1969 г. узкой по составу экспертной группой специалистов, которая для исключения давления разного рода руководящих и лоббистских кругов формировала свое итоговое заключение в обстановке неизвестности самого факта ее существования и полной изоляции от внешних воздействий. В состав группы входили А. Г. Басистов, выдающийся специалист в области радиолокации и системотехники сотрудник КБ-1 Т. Р. Брахман, Г. В. Кисунько, начальник управления 2 НИИ МО В. Н. Журавлев, заместитель главного конструктора МКБ «Факел» Б. Д. Пупков, В. Г. Репин и заместитель научного руководителя работ по созданию ядерного оружия Ю. Б. Харитона - Ю. А. Романов.
rko8Заключение группы, рассмотренное и одобренное в руководящих инстанциях, на долгие годы вперед определило научно-техническую политику в области РКО и послужило основанием для последующих серьезных организационных мероприятий и директивных решений.
Основные рекомендации экспертной группы состояли в следующем:
- признать, что при имеющемся и прогнозируемом состояниях научно-технических знаний, создание эффективной системы территориальной обороны от массированного удара невозможно. Основной причиной является возможность количественного насыщения любой системы ПРО боевыми и ложными целями и, как следствие, деградация боевых возможностей ПРО с ростом масштаба ракетного удара и совершенствованием мер его маскировки. В дальнейшей практической деятельности руководствоваться этим непреложным фактом;
- признать, что в условиях распространения, наращивания и качественного совершенствования ракетного оружия, все большего разнообразия возможных способов его боевого применения, а также в условиях бурного освоения космического пространства, в том числе в военных целях, качественно новую значимость приобретает возможность получения оперативной и достоверной информации о текущем состоянии ракетной и космической обстановки. В связи с этим решающее значение приобретают проблемы разработки и создания информационных компонент РКО, которые в дальнейшем должны рассматриваться как первоочередные;
- в области ПРО целесообразно завершить работы по созданию системы А-35 и ввести ее в эксплуатацию без кардинального изменения принятых технических решений, но с возможно более полным при имеющихся технических ограничениях увеличением способности перехвата СБЦ. Параллельно провести научно-исследовательские, опытно-конструкторские и проектные разработки объектовой системы ПРО, рассчитанной на отражение ограниченного удара современных и перспективных ракет с полным комплексом средств противодействия ПРО;
- с учетом этих факторов, рекомендовалось интенсифицировать переговоры между СССР и США по вопросам ПРО и заключить всеобъемлющее соглашение об ограничении систем ПРО. В конечном итоге эти переговоры завершились подписанием в 1972 г договора пр ПРО.
Для реализации новых концептуальных установок и проведения единой научно-технической политики последовал ряд значительных организационных преобразований.
В Министерстве радиопромышленности в начале 1970 г. создали первое в стране Центральное научно-производственное объединение (ЦНПО) «Вымпел», - головное по проблемам РКО, - генеральным директором которого стал заместитель министра В. И. Марков.
Впервые реализованная идея научно-производственного объединения в дальнейшем вполне оправдала себя и послужила примером для последующего массового перевода прикладной науки и производства на новые организационные формы НПО.
rko9Не вошедшие в состав ЦНПО «Вымпел» другие головные по тематике РКО предприятия Министерства радиопромышленности – ЦНИИ (впоследствии ЦНПО) «Комета», Головное производственно-техническое предприятие со своими многочисленными филиалами (впоследствии НПО «Гранит») были подчинены В. И. Маркову как заместителю министра. Для решения оперативных вопросов реализации программы РКО, особенно в части создания объектов, под эгидой В.И. Маркова было создано Специальное (затем 10-е Главное) управление Министерства радиопромышленности (начальник В. Г. Дудко) с включением в его состав ЦНПО «Комета» и НПО «Гранит».
При образовании ЦНПО «Вымпел» было определено также персональное распределение обязанностей по научно-техническому руководству разработками РКО. Научно-техническим руководителем работ по проблемам предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства и главным конструктором соответствующих информационных систем (СПРН и СККП) стал В. Г. Репин. Научно-техническим руководителем работ по проблемам ПРО и главным конструктором нового поколения системы ПРО г. Москвы и Московского района стал А. Г. Басистов. Г. В. Кисунько сохранил обязанности научно-технического руководителя и главного конструктора работ по системе ПРО А-35, но вскоре на смену ему назначили его первого заместителя И. Д. Омельченко, под руководством которого и были успешно завершены работы по созданию первой в стране боевой системы ПРО А-35 и ее модернизации А-35М.
Для обеспечения согласованного научно-технического руководства разработками и выполнения важнейших системных функций на базе теоретических и тематических подразделений ОКБ «Вымпел», РТИ и НИИДАР в объединении было сформировано головное системное предприятие - Научно-тематический центр (НТЦ) ЦНПО «Вымпел», в составе трех системных конструкторских бюро (СКБ-1,2,3) по соответствующим направлениям, которые возглавили В. Г. Репин, А. Г. Басистов и Г. В. Кисунько. С привлечением ведущих специалистов Министерства обороны, промышленных министерств и АН СССР при ЦНПО «Вымпел» был образован Научно-технический Совет по проблемам РКО, решения которого имели высокую степень обязательности.
Для решения важнейшей задачи корректной оценки современного состояния и перспектив развития ракетного оружия вероятных противников в стране создали кооперацию во главе со 2 НИИ МО, ЦНИИМАШ Министерства общего машиностроения и ЦНИИ-108 Министерства радиопромышленности, ответственную за разработку единых исходных данных по баллистическим целям и возможным вариантам их боевого применения для проектирования и оценки характеристик разрабатываемых и создаваемых компонент РКО. В свою очередь, в Министерстве обороны СССР образовали очень важную для реализации проектов структуру – Специальное управление по вводу в эксплуатацию объектов РКО.


4. Системные проекты начала 70-х годов. Формирование программы работ.

Важным этапом, определившим долговременную программу работ по РКО, стала разработка в 1970 - 72 гг. проектов системы предупреждения о ракетном нападении («Экватор»), системы контроля космического пространства («Застава») и усовершенствованной системы ПРО г. Москвы А-135. Проекты выполнялись широкой кооперацией гражданских и военных организаций при головной роли НТЦ ЦНПО «Вымпел».
В отличие от предыдущих, в этих проектных разработках повышенное внимание обращалось на четкое определение функциональных связей СПРН, СККП, ПРО и ПКО, принципов их функционального и информационного взаимодействия и способов реализации этих принципов.
Для реализации общесистемных функций были спроектированы командный пункт (КП СПРН) с высокопроизводительным вычислительным комплексом на базе новой ЭВМ параллельной структуры М-10 разработки НИИВК, на котором реализовывалось общесистемное программно-алгоритмическое обеспечение. Предусматривались развитая система средств отображения данных, контроля и управления, скоростная система передачи данных, связывающая все средства системы ПРН и взаимодействующие с ней системы ПРО и ККП с КП СПРН, и специализированный комплекс доведения выходной информации предупреждения о ракетном нападении до высшего руководства страны и Вооруженных Сил.
rko10По отношению к системе ПРО система ПРН брала на себя, кроме функции первоначального оповещения, функцию целеуказания по данным наблюдения ракет на дальних рубежах, существенно снижая нагрузку и требования к информационной составляющей ПРО. При этом предусматривалось, что дежурные информационные средства ПРО становятся также источниками данных для КП СПРН, обеспечивая вместе с периферийными радиолокационными узлами на отдельных направлениях дополнительный контроль за траекториями полета ракет и тем самым более высокую достоверность информации предупреждения.
В проекте «Застава» предлагалось осуществить информационное сопряжение ЦККП с оптическими наблюдательными средствами астрономической сети АН СССР и существующими средствами радиоразведки излучений из космоса, создать специализированные оптико-электронные комплексы «Окно», оснащенные системой телескопов для обнаружения и определения координат космических объектов в широком диапазоне наклонений и высот, вплоть до геостационарных орбит, создать радиолокационно-оптические комплексы, оснащенные для получения данных об орбитах и распознавания космических объектов двумя РЛС для работы по высокоорбитальным и по низкоорбитальным объектам, а также лазерно-оптическим локатором (ЛОЛ). Кроме того, предусматривались к разработке специализированные средства контроля радиоизлучений ИСЗ.
Согласно проекту «Застава», на СККП, и конкретно на центр контроля космического пространства (ЦККП), кроме задач контроля и оценки космической обстановки возлагались функции информационного обеспечения всех стадий работы средств противоспутниковой борьбы. Последующими проектными проработками эти функции расширили в части централизованного планирования и управления действиями разнотипных средств ПКО. Тем самым еще одна компонента была увязана общей идеологией РКО.
rko11Основным содержанием проекта А-135 стали создание современной многофункциональной стрельбовой РЛС, скоростной противоракеты ближнего эшелона перехвата и разработка резко усложнившихся, по сравнению с более ранними архитектурами систем ПРО, алгоритмов боевого функционирования системы.
Выбор базовой многофункциональной стрельбовой РЛС стал результатом длительного и детального конкурсного рассмотрения трех конкурирующих разработок. Выдвинутые на конкурс РЛС при примерно одинаковых проектных характеристиках существенно различались техническими и конструктивными особенностями и степенью отраслевой проработки конструкторских решений. В конечном итоге победителем конкурса стал радиолокатор «Дон-2Н» с раздельными приемными и передающими ФАР и полусферической зоной действия. Его главный конструктор В. К. Слока после завершения работ по созданию системы А-135 был удостоен звания Героя России.
Наряду с этим, для минимизации технического риска было предусмотрено создание на полигоне Сары-Шаган и экспериментального образца РЛС «Неман», отличительной особенностью которого была антенная система линзового типа. Этот локатор оказался весьма полезным в ходе последующих полигонных работ.
В качестве противоракеты ближнего перехвата был выбран проект ОКБ «Новатор». Разработка противоракет дальнего перехвата проводилась за МКБ «Факел».
В составе проекта А-135 был разработан проект Главного командно-вычислительного пункта (КП) системы, который территориально совмещался с РЛС «Дон –2Н» и должен был осуществлять сложнейшие функции управления боевым циклом системы и боеготовностью её средств, информационного взаимодействия с источниками и потребителями информации, прежде всего с КП СПРН и другие общесистемные функции.
Наряду с этим после принятия на вооружение головного комплекса А-35 был разработан проект её модернизации. Не изменяя состава технических средств системы, проект предусматривал довольно глубокую её алгоритмическую модернизацию для обеспечения возможности поражения СБЦ и реализацию двустороннего информационного взаимодействия с СПРН. Предложенная проектом модификация системы получила наименование А-35М.
Все указанные системные проекты были одобрены и приняты к реализации. На их основе рядом директивных решений была определена долгосрочная программа работ по созданию компонент РКО. Этими документами были определены содержание и объёмы работ, порядок и сроки разработки средств, строительства объектов, изготовление и монтаж аппаратуры, разработка программно-алгоритмического обеспечения, конструкторских и государственных испытаний.
Выполнение этой грандиозной по масштабам программы потребовало решения многих очень сложных вопросов. Необходимо было разработать новые технологии и произвести значительное по размерам техническое перевооружение производств действующих к началу 70-х годов и строительство новых заводов.
На этом важном этапе значительный вклад в техническое перевооружение промышленности и организацию серийного производства, необходимые для реализации принятой программы работ, внесли коллективы Объединенного конструкторско-технологического бюро ЦНПО «Вымпел» (руководитель В.А. Курбаков), Днепровского машиностроительного завода (директор – Герой Социалистического Труда Л.Н. Стромцов), Гомельского радиозавода (директор – А.А. Шумилин), Загорского электромеханического завода (директор – Герой Социалистического Труда Попов), Московского радиотехнического завода (директор - Милованов), опытных заводов НИИДАР и ЦНПО «Комета» и многих других предприятий практически всех оборонных и многих гражданских отраслей промышленности.
Существенно развита была головная монтажная организация (ГПТП – НПО «Гранит»), что позволило ей в дальнейшем выполнить все свои труднейшие функции на многочисленных, разбросанных по просторам страны объектах от первого колышка на месте рекогносцировки до передачи объекта в эксплуатацию войсковым частям.
В связи с резко возросшим удельным весом в современных средствах вооружения и военной техники алгоритмического и программного обеспечения стало необходимым значительно усилить и сформировать новые коллективы разработчиков «мягкого железа». Такие квалифицированные коллективы были созданы в системных и отраслевых предприятиях, в том числе в составе ГПТП.
Особо следует также отметить высокий уровень организации работ по капитальному строительству объектов, которое необходимо было вести, как правило, в неосвоенных районах, в том числе в условиях Крайнего Севера, пустынь и гор. Выдающийся организаторский вклад в осуществление этой строительной программы внес заместитель начальника ГУСС МО СССР К.М. Вертелов, награжденного за эту работу званием Героя Социалистического Труда.


5. Реализация программы в 70-х и начале 80-х годов. Новые проектные предложения.

Основным практическим итогом 70-х и начала 80-х годов стало создание комплексной системы ПРН, модернизация системы А-35 и реальное воплощение концепции единой РКО.
Первой не очень заметной по затрате ресурсов, но важной демонстрацией этой концепции стала реализация в 1973 г. информационного сопряжения КП комплекса РО с Главным командно-вычислительным центром головного комплекса системы А-35. На КП обоих комплексов были разработаны новые алгоритмы взаимного обмена данными и их функционального использования, осуществлено техническое сопряжение КП и проведены первые в истории РКО межсистемные испытания, которые показали заметное приращение характеристик обеих систем и убедительно подтвердили плодотворность концепции единства РКО.
К 1975 г. были созданы, автономно испытаны и приняты на вооружение все предусмотренные проектом комплексной системы ПРН РЛС «Днепр» на узлах ОС-1 (Иркутск), ОС-2 (Балхаш) и РО-2 (Рига), которые вместе с раннее введенными в строй РЛС этих узлов и узлом РО-1 (Мурманск) сформировали основу подсистемы НГРЛ СПРН. Одновременно с этим было завершено создание КП СПРН. На нем были созданы и автономно испытаны новый высокопроизводительный вычислительный комплекс, аппаратура передачи данных для информационного обмена со средствами системы ПРН и взаимодействующими системами, аппаратура отображения информации и управления. Было создано головное направление комплекса «Крокус» доведения информации предупреждения о ракетном нападении до пунктов управления высшего руководства. Наконец, были созданы мозги системы – комплексный боевой алгоритм (КБА) и комплексная боевая программа КП системы ПРН, в которых была реализована внутрисистемная идеология СПРН и идеология взаимодействия с системами ПРО и ККП. На этой основе было тщательно отработано и проверено информационное и функциональное взаимодействие КП СПРН с надгоризонтными РЛС системы и взаимодействующими системами ПРО А-35 и ЦККП. Алгоритмическое и программное обеспечение последнего в этот же период также подверглось кардинальной модернизации и совершенствованию. Первая очередь комплексной системы ПРН вместе с взаимодействующими системами была подготовлена к испытаниям.
Эти испытания, включавшие в себя громадный объем имитационных и натурных проверок закончились успешно и в результате в октябре 1976 г. система ПРН в составе КП, четырех радиолокационных узлов РО-1, РО-2, ОС-1, ОС-2, головных направлений комплекса «Крокус» при информационном взаимодействии с ЦККП и системой А-35 была поставлена на боевое дежурство.
Одновременно с этим отдельные дивизии ПРН и ККП были объединены в 3-ю отдельную армию СПРН.
С этого момента начался процесс дальнейшего наращивания, развития и совершенствования СПРН, который включал в себя создание предусмотренных проектом информационных средств системы, их автономные испытания, техническое и информационное сопряжение их с КП СПРН, трудный процесс отработки и проверки функционального взаимодействия и проведение новых циклов комплексных испытаний системы ПРН с каждым новым расширением состава средств.
Эта задача была решена без снятия с боевого дежурства СПРН путем создания ее испытательного дубля несущей боевое дежурство системы, который включал в себя выделение для испытаний резервных вычислительных средств и другой аппаратуры КП и информационных средств системы с жестким разграничением потоков боевой и испытательной информации и создание специального Научно-исследовательского центра СПРН Министерства обороны СССР, на котором были продублированы вычислительный комплекс КБП КП СПРН, его информационные связи и созданы комплексные испытательно-моделирующие стенды, воспроизводящие информационные средства СПРН.
В 1978 г. были успешно закончены работы по созданию ВПП «Даугава», стыковке ее в единый комплекс с РЛС «Днепр» и превращению Мурманского объекта в двухпозиционный радиолокационный узел. В своем новом качестве этот узел был введен в состав ПРН.
В это же время были завершены автономная отработка и проверка космической системы УС-К обнаружения стартов баллистических ракет с ракетных баз на территории США. В январе 1979 г. она была принята на вооружение и началась отработка ее функционирования в составе системы ПРН. В ходе этого процесса программно-алгоритмическое обеспечение системы УС-К пришлось подвергнуть кардинальным доработкам.
Одновременно с этим было завершено создание радиолокационных узлов РО-4 (Севастополь) и РО-5 (Мукачево), что обеспечило возможность контроля ракетной и космической обстановки на южном и западном направлениях и создание головного радиолокационного узла загоризонтного обнаружения стартов ракет с территории США «Дуга-2» в районе г. Чернобыля. Второй такой узел «Дуга-2» в районе Комсомольска-на-Амуре был предъявлен на автономные испытания.
Завершающим итогом этих работ стали испытания комплексной системы ПРН в составе оптических космических, загоризонтных и надгоризонтных радиолокационных средств обнаружения баллистических ракет. В 1980 г. эти испытания были завершены и система ПРН в новом составе и с новыми более высокими характеристиками была поставлена на боевое дежурство.
Наконец, к началу «перестройки» система ПРН достигла пика своего развития. В 1984 г. принятием на вооружение было завершено создание головного образца РЛС «Дарьял», на радиолокационном узле РО-30 (Печора), а в 1985 г. второго образца этой РЛС на узле РО-7 (Мингечаур). После очередного цикла комплексных испытаний эти узлы были введены в состав системы, которая приобрела уникальные возможности по контролю ракетной и космической обстановки на северном и южном направлении.
Одновременно с этим был создан запасной командный пункт СПРН, ввод которого обеспечил 100%-ую гарантию надежности функционирования системы и двухкратное повышение живучести ее центрального нервного узла. Система резервирования командных пунктов СПРН была спроектирована и реализована так, что ни источники, ни потребители данных СПРН без специального уведомления даже не могут ощутить выхода из строя одного из них, не говоря уже о каких-либо потерях информации.
По направлению ПРО в этот период завершенной работой стала модернизированная система А-35М. В ее составе было закончено создание центрального радиолокационного поля в составе двух РЛС «Дунай-3» и двух РЛС «Дунай-3У» с общим сектором ответственности по азимуту 180°, восьми стрельбовых комплекса «Алдан» и «Енисей» с противоракетами А-350 и прочей инфраструктуры системы и нового программно-алгоритмического обеспечения. Наряду с возможностями поражения баллистических ракет без средств преодоления эта система приобрела возможность поражения СБЦ. В 1978 г. после успешного завершения испытаний система была поставлена на боевое дежурство. За выдающиеся достижения главному конструктору системы А-35М И.Д. Омельченко было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Это событие означало, что все четыре компонента РКО – СПРН, СККП, ПРО и ПКО успешно прошли стадии проектирования и создания, интегрированы между собой в рамках единой концепции и стали реальным оружием. С этого времени новый род войск ракетно-космической обороны стал реальностью.
Произошли и очередные реорганизации. В 1976 г. ОКБ «Вымпел», ставшему с момента образования ЦНПО «Вымпел» отраслевым институтом, был возвращен статус головного системного института по ПРО, для чего в него были переведены из НТЦ ЦНПО «Вымпел» СКБ-2 и СКБ-3. Новое предприятие в составе ЦНПО «Вымпел» получило наименование Научно-исследовательский институт радиоприборостроения (НИИРП). Его Генеральным конструктором был назначен начальник СКБ-2 А.Г. Басистов, директором Н.В. Михайлов, сменивший впоследствии на посту генерального директора ЦНПО «Вымпел» Ю.Н. Аксенова, который стал генеральным директором ЦНПО «Вымпел» после В.И. Маркова. Сейчас трудно на фоне резко - в 80-х и катастрофически - в 90-х годах снизившихся темпов выполнения оборонных программ судить о том, способствовала ли эта реорганизация интенсификации работ по ПРО или наоборот, но во всяком случае процесс создания системы А-135 растянулся (от первого проекта РЛС «Дон-2Н») почти на 30 лет.
По направлению СККП в 1981 была успешно завершена коренная модернизация алгоритмического и программного обеспечения ЦККП. Его функции были значительно расширены, а качество решения всех задач значительно улучшено. Были начаты работы по строительству объектов комплексов «Крона» и «Окно», разработке и изготовлению аппаратуры для них, а также по строительству дополнительного здания ЦККП и оснащения его высокопроизводительным вычислительным комплексом на базе ЭВМ «Эльбрус».
В 1976 – 1977 гг. кооперация промышленных и военных организаций под руководством НТЦ ЦНПО «Вымпел» разработала проект развития и совершенствования СПРН. Этот проект по сравнению с проектом 1972 учитывал новые реальности, а именно вооружение стан НАТО БР морского базирования «Трайдент-1», перевооружение Франции более совершенными баллистическими ракетами, разработку и неизбежное перевооружение морских ракетных сил США ракетами «Трайдент-2» со сверхбольшой дальностью стрельбы, появление БР дальнего действия в Китае и т.д.
Все это предъявляло повышенные требования к СПРН и требовало адекватных мер по ее развитию и совершенствованию. Техническая основа для этого имелась.
Практический опыт по созданию системы УС-К для контроля ракетных баз на территории США доказал возможность создания глобальной системы обнаружения стартов ракет с территорий других стран и акваторий морей и океанов. Проект такой системы под шифром УСК-МО был разработан ЦНИИ «Комета» (главный конструктор системы В.Г. Хлибко). Столь же ценный практический опыт разработки РЛС «Дарьял» и создания ВПП «Даугава» позволили коллективу РТИ под руководством Ю.В. Поляка инициировать проект переоснащения узлов РО и ОС новыми радиолокационными станциями «Дарьял-У». Проект последней отличался от РЛС «Дарьял» уменьшенным энергетическим потенциалом, но значительно большими возможностями по управлению им и помехозащищенности. Он базировался на освоенной технологии и хорошо налаженном производстве. Коллектив НИИДАР, разработавший под руководством А.Н. Мусатова РЛС «Дунай-У», выступил с предложением о создании РЛС «Волга» с использованием технологии твердотельных передающих модулей, что при высоких тактико-технических характеристиках РЛС предполагало заметное снижение затрат на капитальное строительство и позволяло в то же время создать в отечественной промышленности новое высокотехнологическое направление.
Эти возможности были всесторонне рассмотрены и увязаны в системном проекте. В итоге были определены направления развития и совершенствования СПРН, включавшие создание глобальной космической системы обнаружения старта БР с использованием высокоэллиптических и геостационарных космических аппаратов с двойным контролем наиболее вероятных районов базирования ракет и создание двухпозиционного периферийного радиолокационного поля с требуемыми в новой обстановке развития ракетной техники характеристиками путем замены на существующих узлах РО и ОС РЛС «Днепр» на РЛС «Дарьял-У», создания на базе той же РЛС нового радилокационного узла для контроля северо-восточного направления и поэтапного создания в промежутках между существующими узлами новых узлов, оснащенных РЛС «Волга» дециметрового диапазона волн.
Проект был рассмотрен, одобрен и принят к реализации. Директивным решением было задано создание системы УСК-МО, пяти РЛС «Дарьял-У» на узлах ОС-1 (Иркутск), ОС-2 (Балхаш), РО-2 (Рига), РО-5 (Мукачево) и новом радилокационном узле на северо-восточном направлении, а также разработка РЛС «Волга» с дислокацией головного образца в районе г. Барановичи.


6. Точка перегиба.

Со второй трети 80-х годов явно обозначается тенденция к замедлению темпов работ по всем компонентам РКО.
Причин было много. Большой вред оказала стратегическая оборонная инициатива (СОИ) США. Несмотря на четко выраженную многими учеными и специалистами убежденность в том, что СОИ является ни чем иным, как пропагандистской авантюрой (что к исходу 80-х годов стало ясно абсолютно всем), реакция в нашей стране на нее не была адекватной. Нашлось очень много желающих половить рыбку в мутной воде, в результате чего в значительно больших масштабах повторилась печальная ситуация 60-х годов, когда «революционный» проект В.Н. Челомея привел к резкому торможению работ по созданию системы ПРО.
На этот раз также сформировалось лобби, настойчиво толкавший военно-промышленный комплекс и руководство страны на путь слепого повторения авантюрных американских концепций и прожектов. Особенно активную роль в нем играл первый заместитель министра общего машиностроения (головного по ракетно-космической проблематике) О.Д. Бакланов (впоследствии министр общего машиностроения, затем секретарь ЦК КПСС по вопросам оборонной промышленности). Под его нажимом и по инициативе ряда организаций как из рога изобилия появилась масса незрелых технически и экономически предложений о разработке и создании новых глобальных информационных, ударных, противоракетных и противокосмических систем космического базирования, экзотических средств доставки поражающей энергии до цели и т.д. и т.п. Откровенно стремясь не выпасть из зоны повышенного внимания руководства, к этим действиям присоединились и некоторые научно-технические руководители работ по РКО. Со смертью мудрейшего и трезвого руководителя оборонно-промышленного комплекса Д.Ф. Устинова ослабла сдерживающая, критическая функция Министерства обороны СССР.
В итоге сложилась обстановка всеобщего психоза, в которой непрерывном потоком рождались, обсуждались и утверждались неподкрепленные технико-экономической основой широковещательные программы и подпрограммы работ, ни одна из которых так и не была выполнена.
Немалую роль сыграли также субъективные факторы смены многих руководителей.
Наконец, к концу 80-х годов в полной мере стали проявляться последствия «перестройки», когда отношение ко всем проблемам страны становились все более и более наплевательским.
Создание системы ПРО А-135 затянулось на долгие годы, что уже отмечалось ранее.
Развитие ПКО было блокировано сначала мораторием на применение средств противоспутниковой борьбы, а затем общей стагнацией и развалом.
Выполнение определенной еще проектом «Застава» программы работ по СККП также растянулось на многие годы. Только в 1990 г. был введен в строй модернизированный ЦККП, а завершение других работ ушло в после перестроечный период.


7. Трудные годы.

Общий развал страны и ликвидация СССР нанесли тяжелейший удар РКО. Несмотря на декларативные заявления нового руководства о высшей приоритетности этого направления работ для обороны страны, здесь как и по всем другим оборонным программам практически прекратилось финансирование. Была разрушена кооперация конструкторских и промышленных организаций. ЦНПО «Вымпел» реорганизован в Межгосударственную акционерную корпорацию (МАК) «Вымпел» Российской федерации и Белоруссии. Исчез мощнейший научно-промышленный куст на Украине. Серьезный ущерб потерпело НПО «Гранит», лишившееся своих филиалов на Украине и в Казахстане.
Самые большие потери понесла подсистема НГРЛ СПРН, многие средства которой оказались вне пределов Российской федерации. В этой обстановке командованию войск РКО, частей и соединений пришлось вести героическую борьбу за физическую сохранность объектов РКО, поддержание их боеспособности и обеспечение возможности выполнять задачи боевого дежурства.
Практически прекратил функционировать полигон Сары-Шаган. Большой груз тяжких забот и ответственности лег на плечи В.М. Красковского, назначенного командующим войсками РКО вместо ушедшего в отставку Ю.В. Вотинцева.
Крайне тяжелой стала участь научно-технических руководителей, главных конструкторов систем и средств и других гражданских и военных специалистов, для которых создание РКО было и продолжает быть делом их жизни.
В итоге переговоров с правительствами Белоруссии, Казахстана и Таджикистана удалось достичь договоренности о статусе объектов СПРН и СККП, в том числе о завершении создания строящихся объектов в Барановичах, Балхаше и Нуреке, и о статусе полигона Сары-Шаган. Было достигнуто соглашение и о статусе узла РО-7 в Азербайджане. Создание же новых объектов НГРЛ на базе РЛС «Дарьял-У» на Украине и в Латвии было полностью прекращено, причем близкая к завершению уникальная радиолокационная станция в Латвии была демонстративно уничтожена пришедшими к власти националистами.
Тем не менее, жизнь продолжалась.


8. Кризис и начало дальнейшего развития.

В тяжелейших условиях 90-х годов разработчики средств РКО совместно с войсками сумели выработать и реализовать меры, обеспечивающие продолжение их боевой эксплуатации. Несмотря на то, что большинство средств давно отработали и гарантийные сроки и первоначально установленные конструкторской документацией сроки эксплуатации, использованные при их разработке технические решения позволили с минимальными затратами поддерживать на необходимом уровне их технический ресурс и продлевать сроки технической эксплуатации. Особенно ярким примером удивительной жизнеспособности является РЛС «Днепр», образцы которой 30 и более лет несут боевую службу без деградации характеристик.
В 90-е годы наряду с потерями РКО имела и серьезные приобретения. В 1995 г. были успешно завершены испытания и ввод в эксплуатацию системы ПРО А-135. Испытания подтвердили правильность разработанных в проекте этой системы технических решений, позволили определить ее характеристики и боевые возможности. В стране появилось оружие, способное защитить Москву от ограниченного удара самых современных ракет.
В 1995 г. был закончен второй этап модернизации ЦККП, в процессе которого произведено его оснащение новым высокопроизводительным вычислительным комплексом и дополнительно существенно усовершенствовано программно-алгоритмическое обеспечение.
В 1996 г. завершены испытания и введена в эксплуатацию первая очередь космической системы обнаружения стартов ракет с акваторий морей и океанов УСК-МО, а в 1998 г. на опытное боевое дежурство принимается восточный КП этой системы, обеспечивающий вместе с первоначально созданным западным КП управление и прием данных полномасштабной группировкой космических аппаратов для глобального контроля районов старта ракет. С этого времени проблема такого контроля из технической превращается в чисто экономическую проблему оплаты запуска космических аппаратов для формирования и поддержания полномасштабной группировки.
В 1999 г. были приняты в эксплуатацию специализированные средства СККП – комплекс «Крона» на Северном Кавказе и комплекс «Окно» в Таджикистане, которые существенно увеличили информационные возможности отечественной системы контроля космического пространства.
В этом же году было завершено создание первого этапа командного пункта РКО, обеспечивающего мобилизацию боевых возможностей всех систем РКО в их взаимодействии для решения наиболее, приоритетных задач в складывающейся ракетно-космической обстановке.
После многих лет фактической приостановки работ, уже в начале нового века были проведены испытания и поставлены на боевое дежурство РЛС «Волга» в районе г. Барановичи в составе системы ПРН и РТК ОБД «Момент» - в составе системы ККП..
Следует отметить, что в эти же годы в РКО испытало на себе в существенной степени негативные результаты организационных преобразований. В 1997 г. системы и войска РКО передаются из войск ПВО в РВСН, а в 2001 г. вместе с космическими войсками выделяются в отдельный род войск.
Новые заказчики, новые требования к выполнению работ, отсутствие скоординированной научно-технической и финансовой политики в развитии РКО как единого целого – все это потребовал от разработчиков колоссального напряжения как по поддержанию в необходимых степенях готовностей боедежурных средств и систем, так и по обеспечению и реализации новых разработок, существенно расширяющих боевых возможностей РКО.
В новых не простых «рыночных» условиях сохранившейся коллектив ОАО «МАК «Вымпел» в полной мере показал свою жизнеспособность и преданность в жизни.
После трагического ухода из жизни Меньшикова А.В. генеральным конструктором ОАО «МАК «Вымпел» был назначен его первый заместитель Суханов С.А. (2005 г.). В это же время на смену Литвинову В.В. президентом ОАО «МАК «Вымпел» был избран Фатеев В.Ф., а с начала 2011-го года Люхин А.В.
Основными задачами обновленного руководства корпорации в условиях начавшего подъема российской экономики и ВПК были и остаются реализация принципиального подхода к выбору направлений скоординированного развития РКО как единого целого, сохранение преемственной технической политике, сложившейся в корпорации за несколько десятилетий.
Особое внимание в этот период, с учетом расширяющегося фронта работ, в корпорации было уделено вопросу укрепления сохранившего кадрово состава. При ОАО «МАК «Вымпел» были созданы базовые кафедры МФТИ, МГТУ им. Н.Э. Баумана и МИРЭА, которые вместе обеспечили приток на предприятие молодых специалистов. Одновременно на предприятии была воссоздана аспирантура и финансово мотивированна защита кандидатских и докторских диссертаций. В целях укрепления высокопрофессионального научного базиса при корпорации воссоздан научно-технический совет по защите диссертаций и создан специализированый экспертный совет ВАК РФ по рассмотрению диссертаций по тематике РКО и присуждений ученых степеней кандидатов и докторов технических наук.
Ориентация коллектива на передовые научно-технические достижения и прорывные технологии позволили корпорации даже и в это труднейшее время достичь значимых результатов в работах на будущее РКО.
Ориентация на инновационные технологии, системное стендовое проектирование, укрепления кадрового потенциала дали свои плоды.
В период с 2006 года по 2010 год при ограниченных сроках проведения работ и объёмах финансирования корпорацией как системообразующей организацией в строгом соответствие с требованиями заключенных контрактов (без переноса сроков и без увеличения объемов финансирования) выполнен значительный перечень работ по разработке и созданию новых технологий и средств РКО.
В указанное время разработаны и приняты к реализации эскизный и технический проекты развития системы ПРН на среднесрочную и отдаленную перспективу, ориентированные на использование в составе системы командно-связных средств, космических информационных средств и разнодиапозонных радиолокационных средств нового поколения с характеристиками всех возможных ракетоопасных направлений обеспечивающими контроль и выработку соответствующей высокодостоверной информации предупреждения в адрес высших органов управления страны и вооруженных сил РФ.
С использованием новейших информационных технологий модернизированы командные пункты СПРН, система передачи данных и связи, создан и серийно поставляется на оповещаемые объекты новый аппаратурно-программный комплекс доведения и отображения информации предупреждения с возможностью отображения информации о текущих изменениях ракетно-космической обстановки в целом.
Разработана методология, организованы и на постоянной основе проводятся работы по обеспечению ввода в состав СПРН вновь создаваемых разнодиапазонных РЛС высокой заводской готовности. Комплекс проводимых работ предусматривает отработку технического и функционального взаимодействия с проведением контрольных проверок и оценку вклада каждого вновь вводимого средства в решения задач систем ПРН и ККП.
К части наиболее значимых работ по развитию системы ККП в последние годы необходимо отнести глубокую модернизацию ЦККП, выполненную коллективом корпорации на принципах открытой архитектуры с использованием новейших аппаратных средств, информационных технологий и средств передачи данных и связи. В результате модернизации создан полноразмерный КП системы ККП с обеспечением возможности взаимодействия, сбора и обработки измерительной информации от большого количества специализированных и привлекаемых радиолокационных, радиотехнических, оптических и оптико-электронных средств. В целях формирования поддержания национального каталога космических объектов и решения на его основе задач обеспечению многих потребностей информации о космической обстановке, созданный КП СККП в масштабе реального времени в контуре РКО взаимодействует с командными пунктами систем ПРН и ПРО. Как отдельную задачу, решаемую КП СККП и системой ККП в целом, следует выделить взаимодействие КП СККП с центром управления полетами (ЦНИИМАШ), в целях предупреждения ЦУП об опасных сближениях МКС и КА объектов риска с другими КА и объектами техногенного засорения космического пространства.
В эти же годы на основе научно-технического задела КП СККП, существующих и модернизируемых специализированных средств, а также с существенным расширением состава привлекаемых средств, была создана и успешно прошла государственные испытания система ККП I-ого этапа развития, обеспечивающая контроль всей геостационарной области околоземного космического пространства, а также формирование и поддержание национального главного каталога космических объектов, соизмеримого по объемам с национальным каталогом США. Дальнейшие направления развития системы ККП на этапе до 2020-2025 гг. определены результатами проведенного и одобренного заказчиком эскизного и технического проектирования. К этим направлениям относятся: создание серийных образцов новых территориально разнесенных специализированных радиолокационных, оптических и радиотехнических средств, а также информационных средств космического базирования, обеспечивающих контроль ОКП во всем долготно-широтном диапазоне в масштабе реального времени.
Специфической задачей рассматриваемого периода было создание системы сопровождения и оповещения о движении КА специального назначения. Система была создана в заданные сроки, успешно прошла государственные испытания и принята в штатную эксплуатацию.
В условиях ускоряющегося процесса распространения в мире ракетного оружия корпорации было поручено разработать системный проект ПРО от ударов нестратегических ракет с возможных ракето-опасных направлений. В рамках данного проекта были сформулированы и одобрены заказчиком принципы и основные технические решения по построению системы, проведен комплекс работ по разработке перспективных информационных и огневых средств, организованы и проведены экспериментальные работы по интеграции средств РКО и ПВО-ПРО, а также созданы средства детализированного моделирования возможных сценариев ведения боевых действий в новых геополитических условиях. Накопленный опыт комплексного моделирования был успешно использован при решении задач технического сопровождения переговорного процесса России-НАТО по вопросам создания совместной интегрированной системы ПВО ПРО, а также при создании аппаратурно-программных комплексов, обеспечивающих успешное проведение совместных учений Россия-США и Россия-НАТО по ПРО на ТВД.
      Необходимо отметить, что большинство опытно-конструкторских работ, проводимых и планируемых корпораций к проведению, сопровождались в указанный период системными научно-исследовательскими работами, в которых рассматривались и определялись наиболее приемлемые в системном плане инновационные технологии и наиболее рациональные варианты развития средств и систем РКО, а так же обосновывались и решались на практике вопросы взаимодействия командных пунктов с вновь создаваемыми в рамках самостоятельных ОКР средствами РКО различного целевого назначения. Большое внимание в последние годы в корпорации уделяется вопросам интеграции средств и систем РКО в создаваемую систему ВКО РФ с определением направлений работ, обеспечивающих наращивание вклада РКО в решение задач ВКО РФ, как на современном этапе развития, так и в отдаленной перспективе.
Созданный на протяжение последних лет научно-технический задел и научно-производственный потенциал корпорации являются гарантией успешного проведения работ по дальнейшему развитию СПРН и СККП во взаимодействии с ПВО-ПРО и другими информационными системами как базовых элементов эффективной ВКО РФ.
mt_ignore:
© 2017 - ПАО «МАК «Вымпел»